Читай и Пиши
информационный портал
юных журналистов
Челябинской области

Валерия Квашнина » Слово об учителе

14 марта 2019
Учитель – одна из самых важных профессий в современном мире. Учителя помогают познать мир, приумножить наши знания о нем. Что, если я скажу, что существует педагогика, ориентированная на воспитание детей с особенностями в развитии, их адаптацию в обществе? Об отношении к ученикам, о влиянии семьи на ребенка и работу с особенными детьми корреспондентам «То4ки Зрения» рассказала педагог одной из коррекционных школ Челябинска, Марина Дмитриевна Михалева.

Учитель – одна из самых важных профессий в современном мире. Учителя помогают  познать мир, приумножить наши знания о нем.
Что, если я скажу, что существует педагогика, ориентированная на воспитание детей с особенностями в развитии, их адаптацию в обществе?
Об отношениях к ученикам, о влиянии семьи на ребенка и работу с особенными детьми корреспондентам «То4ки Зрения» рассказала педагог одной из коррекционных школ Челябинска, Мариной Дмитриевной Михалевой.

Л: Марина Дмитриевна, Вы по образованию педагог-дефектолог. Расскажите, пожалуйста, в чем заключается Ваша работа.
МД: Дефектологи работают с  детьми с психическими и физическими нарушениями. Они изучают особенности их развития, обучения и воспитания. Цель дефектолога – помочь такому ребенку адаптироваться к жизни.

Л: Насколько я знаю, любая особенность развития ребенка требует индивидуального подхода?
МД: Само собой. Здесь как в медицине: каждую область исследует свой специалист. Существует несколько категорий нарушений развития, скажем так, отраслей дефектологии. Со слабовидящими детьми, например, занимается тифлопедагог, а с детками с нарушениями слуха – сурдопедагог.

Л: Кем Вы мечтали стать в детстве?
МД: Я мечтала стать врачом. Последние два года в школе ответственно готовилась к экзаменам, занималась с репетиторами по химии,  биологии, чтобы поступить в медицинский университет.

Л: А почему все-таки выбрали дефектологию?
МД: Посоветовали пойти именно на это направление. Наша профессия актуальна, особенных детей становится все больше и больше. Сейчас услугами дефектолога пользуются не только детки с нарушениями в развитии, но и те, кто чуть-чуть отстает от программы или испытывает трудности в усвоении материала. В таком случае вовсе не зазорно обратиться за помощью к дефектологу. Напротив, такой специалист поможет ребенку справиться с трудностями, если вовремя к нему обратиться.

Л: Марина Дмитриевна, сейчас Вы – преподаватель в коррекционной школе восьмого вида. Эти школы направлены на обучение детей с нарушениями интеллекта. В чем главные отличия коррекционных школ от массовых?
МД: В отличие от массовых школ, в коррекционных создаются специальные условия, комфортные для наших детей. Во-первых, это, конечно, наполняемость классов. В школе всего 200 человек, в классах по 10-15 детей. Есть даже классы, в которых учатся по трое, по пятеро.  Но это совсем тяжелые детки – им нужно еще больше индивидуального внимания педагога. Во-вторых, существенно отличается программа. Ученикам коррекционной школы трудно усваивать знания, поэтому многие привычные нам предметы у них отсутствуют - алгебра, физика, информатика. Основной упор делается на русский язык, на чтение и на трудовую деятельность. Больше всего часов выделяется на швейное дело для девочек и столярное для мальчиков.

Л: Нужно ли специальное образование для работы с такими детьми?
МД: Конечно. Педагоги, не имеющие специального образования, не имеют права работать с детьми с любой категорией нарушения. Обязательно нужно высшее образование или курсы.

Л: Правда ли, что отношения между учителями и учениками коррекционной школы гораздо теплее и роднее, нежели в массовых учебных заведениях?
МД: На мой взгляд, да. В классах детей меньше, и мы – учителя – успеваем каждому из них оказать должное внимание. Но дело не только в этом. Учителя коррекционных школ наделены особой ответственностью за своих подопечных и в большей степени озабочены их жизнью, проблемами. Нам не все равно на наших учеников. Мы проявляем к ним заботу, любовь, они платят нам тем же. Когда приходим в школу в понедельник, обнимают нас, говорят, что скучали по учителям и по школе. (Улыбается). Думаю, в массовых школах такие явления происходят реже.

 

Л: Я соглашусь с Вами в этом плане. Что больше всего нравится Вам в вашей профессии?
МД: Сами детки, конечно же. Они очень добрые, ласковые, искренние. Часто говорят приятные теплые слова. От детей веет желанием жить, в их глазах много энергии. Глядя на них, и мы заряжаемся этим оптимизмом, энтузиазмом. Мы любим наших воспитанников, быстро к ним привязываемся. Вообще, дети – показатель проделанной работы педагога. И когда ты видишь результат своего труда, это очень мотивирует продолжать работать в этом направлении.

Л: Ученики вдохновляют Вас?
МД: Безусловно. Правда, ощущаешь это не сразу. У таких деток замедленны процессы восприятия и обработки информации – память, мышление. Им нужно время, чтобы осознать, усвоить знания. И когда они приходят, пусть и спустя время, к желаемому результату, понимают материал, ты понимаешь, что все усилия не зря. Чувствуешь, что твой предмет детям был интересен. Чувствуешь, что ты ученикам был полезен. Эта отдача бесценна. 

Л: Марина Дмитриевна, как Вы оцениваете роль родителей в воспитании и становлении особенных детей?
МД: Роль семьи ключевая, и особенно в случае с нашими учениками. В коррекционных школах основной упор делается на воспитание, развитие жизненных навыков. Но педагог – какой бы хороший он не был – не сможет работать в одиночку, помощь семьи важна. И, к сожалению, родителей, которые готовы содействовать, помогать,  крайне мало. В  основном семьи неблагополучные. Отсутствие родительского контроля, внимания приводит к печальным последствиям: беспризорность, преступность, ранние половые контакты.  Поэтому незаинтересованность семьи  – это пробел, который серьезно мешает работе с детьми. Кстати, ученики чаще всего проявляют свою доброту и ласку именно потому, что им недостает этой любви дома. Они стараются ее как можно ярче выражать по отношению к другим.

Л: Как Вы думаете, каковы главные качества коррекционного педагога?
МД: В нашей работе главное стрессоустойчивость, терпение и понимание. Понимание все же стает во главу угла. Таких деток обязательно нужно понимать. Именно поэтому учителей массовой школы без специального образования не допускают к работе с особенными детьми. Педагогам, которые приходят работать в нашу школу из массовой, требуется время, чтобы этому научиться. Они первое время не понимают, почему дети так себя ведут или почему не отвечают на их вопросы. Потому что ученикам действительно сложно понять формулировку вопроса или решить трудные для них задания.

Л: Чего определенно нельзя делать в работе с детьми с особенностями в развитии?
МД: Пожалуй, сравнивать их друг с другом. Согласись, это оставляет определенный отпечаток даже на самооценке обычного человека. Это может быть очень болезненно для них. Сравнивать ребенка можно только с самим собой: что он умел вчера, чему он научился сегодня. За это можно и похвалить. Поощрение, кстати, тоже существенная часть воспитательного процесса.

Л: Марина Дмитриевна, что такое инклюзия и как Вы относитесь к этому?
МД: Инклюзия – это включение ребенка с особенностями в среду обычных детей, например, в массовые школы для совместной учебы. Сейчас это одна из самых обсуждаемых тем. Это хорошо скажется на социализации ребенка, но для такой процедуры в массовых школах должны появляться дефектологи. Но это приоритетное направление.

Л: Марина Дмитриевна, педагог – профессия по зову души?
МД: В идеале должно быть так. Люди, которые приходят в педагогику ради заработка, обычно долго не задерживаются на работе. Я считаю, в это сфере должны работать люди с большим внутренним желанием не просто работать, а жить этой деятельностью.

Просмотрено 56 раз(а)

Комментарии: