Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

"НА 10 ТЫСЯЧ МОИХ ОБОЖАНИЙ..." часть 2. Коллеги

Артём УдовицкийГазета «Читай и Пиши»13 февраля 2019
540 13

Но это всё - официоз. А что же прячется за скобками сухой биографии? Люди, знавшие его больше и дольше, чем я, сравнивали его с океаном.

Поэтесса Анастасия Спивак говорит, что отличительной чертой поэзии Владимира Растёгина было переплетение живых, ярких, порой надрывных человеческих эмоций с сочными и объёмными образами природы. Его визитной карточкой была многослойность, гиперметафоричность, загруженная смыслами под завязку.

Ещё не зима; умудрённая осень

едва ревматичные движет шаги,

листком календарным висит на морозе,

снегирь остроглазый, слететь помоги.

 

Промёрзшее насквозь слепое бесснежье.

Колючая синька отжатых небес.

Хоть летняя молвь вспоминается реже,

зато ослепителен солнца протез.

 

Не греет оно и, как будто не видит,

отвергнутый им, замер сок в деревах,

а ведь жарит спиты кого-то на Крите,

мы ж дебри изводим для зим на дрова.

 

Бесцветная местность в глухом ожиданье

того, кто прикроет одеждою голь.

Тишь множит себя, как поломанный сканер,

снегирь зарегрудный, запой песнь что ль!

Природа и любовь, опустошённость и восторг, лес и город – в Растёгине можно найти любую сторону мира и увидеть её глазами человека-океана с дышащим громадным сердцем.

Если ты не захочешь, не будет гранатовых ягод

и не вздрогнет апрель под рубашкой листвы.

Захоти, и к ногам твоим радуги лягут,

зацветут зернью росы средь трав полевых.

 

Я тревожусь за дар твой, а чаще скучаю.

Нет чудес без тебя, каждый полдень – не в масть,

ночь беззвёздна, в окне свет зажжённый случаен.

Мне тебя не словить, не сломить, не украсть.

 

Жить по-тихому. Страсть – это психоделичность,

патология, может быть, временный транс,

но как жить без тебя, понимая отлично,

не случится апреля, пока в нём нет нас.

 

Есть ты не захочешь, - вся жизнь как придётся,

потому что край неба к себе наклоня,

без тебя запоздалое мира сиротство

понемногу становится частью меня…

Доктор филологических наук, Елена Зейферт считает, что Владимир Растёгин был не просто поэтом, а стал культуртрегером, организатором литературного процесса. Он вкладывал свою творческую энергию в других. При этом его собственное творчество не потеряло силу. Его энергия была настолько живой, что освещала и других, и его самого. Его поэзия – добротная, профессиональная, искренняя, с мощным древом версификации и лучащейся аурой  – обновляет мир.

Расхристан, разъят, злополучен

нахохленный полдень зимы.

Январь – это холод и тучи,

иссякшие снегом немым…

 

Крещенскою ночью сближаю

себя к твоим розовым снам

сквозь стены, как лунность большая,

как Оле Лукойе глазам.

 

Мой зонтик искрист Зодиаком,

мой голос есть голос лучей,

что чист, мельхиорово лаком

и тонкой подобен свече.

 

Спи, милая. Градус январский

ползёт к тридцати за окном,

есть зимняя прелесть у сказки

застигнутой ласковым сном.

 

А мне ночь – бессонная птица,

что крыльями по сердцу бьёт.

Такая привычка. Не спится,

лишь время и строки – в расход.

Кустанайский поэт, историк Евгений Демидович вспоминает, что Владимир Растёгин был именно таким человеком, который умел искренне восхищаться чужим творчеством и хотел, чтобы не только он сам был великим поэтом, возвышаясь над толпой восхищённых почитателей его таланта, но и вокруг него было как можно больше других великих поэтов, хороших и разных.

Мы такие, как все, хоть сердца наши туже стучатся.

Не дано, как ведётся мессиям, ходить по воде.

Мы – такие, как все, мы у мира сего домочадцы,

пусть душой превзойдён отягчающий плотский предел.

 

Мы страстей алибанты, идём сквозь пространство меж всеми,

станем прахом назавтра, – а глянь, плотью кости взошли…

Умывайся стигийской росой полуночное племя

босоногих поэтов, стяжающих кротость земли!

 

По долине Эсет мы проникли в чертоги живущих,

звёздной пыли подсыпал в чернила нам бог Саваоф.

Мы не ниже, не выше. В сегодня. А проще, - в грядущем.

Мало слов на земле, много улиц и лиц, но не строф;

 

много скучных умов, сил, зовущих в лиловую бездну,

дней, когда в холод – пламень, а в зное - морозная сушь…

Мы – такие как все, только быть, словно все, - бесполезно,

не приемлет наука поэзия скомканных душ.

 

В редакции журнала «Берега.KZ» рассказывают, что одним из основных направлений деятельности  Растёгина была работа с молодыми авторами. Он признавал, что на это уходило много сил и времени. Но при этом умудрялся по-доброму, вне зависимости от опыта авторов и возраста находить со всеми общий язык.

Растёгин говорил, что между авторами не может быть творческих разногласий, потому что у каждого из них свой личный опыт, свой творческий словарь, свой стиль. Каждый автор разрабатывает в литературе свой пласт, свой горизонт словесной руды, вне зависимости от того проза это или поэзия.

- Мы – личности, мы разные, но мы едины в стремлении утверждать кустанайскую литературу на огромном пространстве, а также утверждаться в своей индивидуальности, - говорил Владимир Леонидович.

Именно поэтому в 2000-м году он основал сначала молодёжную литературную студию при объединении «Ковчег», а затем самостоятельное Областное молодёжное объединение литераторов «Крылья».

Случай выпал родиться,

быть на этой земле

человеком, не птицей,

но о том не жалей.

 

Крыльев Бог всуе не дал;

только как не взгляни,

у души где-то в недрах

всё равно есть они.

 

Их найти и расправить

должен каждый в себе,

воспарив мыслью к славе

под небесный пробел.

 

Всем присуще нам свойство

стать, как славный Икар,

отличиться геройством –

от рождения дар.

 

Пусть сочтётся за пафос

эта речь. Хуже – ныть!

Пешим быть, словно страус,

тучной курицей быть.

 

Растреножьте усилья, -

через тучи – на свет!

Да несут ввысь вас крылья,

как без них жить, поэт!

Писатель Алексей Олексюк считает, что у Растёгина был талант - открывать новые имена. Он всегда находил молодых интересных авторов, всегда собирал вокруг себя молодёжь. Один только перечень тех, кто вошёл в кустанайскую литературу благодаря Владимиру Растёгину, занял бы много места. Олексюк тоже обязан Растёгину своим "литературным крещением". В тогда ещё весьма "зелёных" виршах Алексея, присланных на конкурс им. А. Коштенко, Владимир Леонидович разглядел что-то стоящее поощрения и публикации. Он пришёл пешком из центра города к нему домой на окраину Кустаная, чтобы лично сообщить об этом!

 

Член Президиума АЛСК Александр Колесников, вспоминая Владимира Растёгина, отмечает, что Владимир Леонидович отлично сочетал в себе поэта, учителя и организатора. Благодаря этим качествам, литературный процесс в Кустанайской области развивался наиболее активно и продуктивно. 

 

Как поэта и литератора его всегда отличали профессионализм и образность в написании произведений, оправданная нетерпимость к лени, халатности и небрежности в работе со словом, принципиальность в отношении к серьёзной литературной работе. Самое главное, он всегда готов был пожертвовать всем ради литературы и своих товарищей, и по сути всем и пожертвовал...

Автор выражает огромную благодарность за оказанную помощь при подготовке материала и предоставившим из своих архивов фото и видео кустанайским литераторам: Анатолию Корниенко, Александру Колесникову, Алексею Олексюку, Марте Петровой, Надежде Вельгоша, Сергею Онча  и фотографам: Виталию Клецу и Георгию Шаповалову.

Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях