Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

«Искусство — это не медный пятак!»

Артем ВагинГазета «Переменка»29 апреля 2019
557

Современное искусство отличается тем, что нравится «слишком не всем». Традиционное — понятней, классическое — привычней, новое — страннее… или интереснее? Интересно вам, к примеру, как можно смешать Алису Селезневу, Юрия Гагарина и «Марио» в спектакле «Конек-Горбунок»? Пообщаемся с режиссером Молодежного театра Дмитрием Писаревым

— Как долго готовился «Конек-Горбунок»?

Октябрь-ноябрь — и это даже много! Я доволен…
— Какую цель этот спектакль преследует?
Тут была сделана попытка связать поколение детей и поколение взрослых. К примеру, если ребенок не понимает, что царь топился под музыку из «Марио»(примеч. автора: да-да, и такое было…), или кто такая Алиса Селезнева, — это повод поговорить с ним и рассказать обо всем этом. В основном, сказки не дают такой возможности…
— А на какую возрастную категорию он рассчитан?
6+.
— И вы считаете, что шестилетний ребенок может понять все, о чем говорится в спектакле?
А вы считаете, что прочитав «Конька-Горбунка» Ершова, шестилетний ребенок что-нибудь поймет? Ничего.
Вы знаете, что эта книга была лет 20 запрещена? Цензура царская ее не пропускала… Казалось бы — сказка, что в ней такого страшного. Однако, в России подумали, что что-то в произведении неладно. И не совсем оно, похоже, детское…
Человек из любого произведения считывает свой пласт. В «Коньке-Горбуньке» можно было увидеть сюжет? Возможно. Он отличался от «ершовского»? По большому счету, нет.
Так вот, дети от шести и больше абсолютно спокойно считывают этот самый сюжет. Так и должно быть — для них интересно, кто куда пошел, кто кого украл, кто кого принес… Плюс красота, плюс музыка.
Если вы возьмете мультики, а-ля «Ежик в тумане», — это абсолютно недетская картина. И дети никогда не воспримут ее на том уровне, на котором заложены основные проблемы. Ребенок и не должен понимать все эти мысли о смерти…
Ребенок читает свой пласт, взрослый читает свой. «Мертвые души» взять: к нему обратятся в школе, в 25 лет, в 60 — и постоянно открываются разные смыслы! Произведение многослойно, как… пирог, в хорошем смысле слова.
Здесь мной была предпринята попытка создать такую «многослойность». Чтобы взрослому тоже было прикольно, забавно… Если при этом не теряется детский интерес — то, по-моему, замечательно!
Да и мне кажется, что гораздо занимательнее, когда человек приходит в театр и сталкивается с чем-то, что его… удивляет. Чего он не ожидает. На мой взгляд, нет ничего хуже, чем когда ты видишь ровно то, что ты ожидал увидеть.
Вас при просмотре фильмов бесит, когда все предсказуемо? Попытка от такого уйти — этот спектакль.
— А как пришла идея сделать постановку в таком модернистском формате?
Для написания «Конька-горбунка» товарищ Ершов собирал сюжеты по всей России. То есть, эта сказка состоит из разных кусочков, лоскутков, она символ русского мира, русского космоса…
Для меня ничего более русского быть не может, чем воссоединение Алисы Селезневой с Гагариным. Селезнева в наше время была просто «хитярой»! Мы все на нее засматривались!
А Юрий Гагарин… Я не знаю, представляете или не представляете вы, какого масштаба это была фигура.
На ком может жениться Юрий Гагарин? Только на Алисе Селезневой! Это мечта моего поколения, можно сказать!
Вот такой ассоциативный ряд. Так все и получается…
Возможно, кому-то что-то покажется неорганичным. Но ведь искусство — это не медный пятак. Оно не может нравиться или не нравиться всем.
К сожалению, сейчас все немного по-другому, нежели во времена советского «Конька». Напрашивается другой образ… Такого, супергероя. Русского супергероя. Вот зарубежных много — а наш один… и тот конь.
— Были ли изменения при постановке пьесы?
Изменения были. Какие-то сцены просто выкидывались, некоторые дописывались по ходу — одна даже за день до сдачи!
Артисты еще периодически вносят правки. И это, я считаю, абсолютно нормально. Как только там перестанут появляться новые какие-то фишки, значит, спектакль уже играющим надоел. Первый признак. Пока этого не происходит…
— Помимо организационной работы, какой еще вклад вы внесли в этот спектакль?
Пьеса моя, и музыка моя. Вся аранжировка — запись, сведение…
— Вы и музыкой еще занимаетесь?
Да, это мое увлечение, которое переросло в работу.
— Расскажите, пожалуйста, как вы, вообще, пришли в театр?
Учился на антикризисном менеджменте, забрал документы — ив театр. Просто пришло, и все…
— А чем занимается выпускник по этой специальности — «антикризисный менеджмент»?
Банкротствами предприятий. Не могу сказать, что хотел туда. Не знаю, как сейчас, а раньше не всегда поступающий знал, куда и зачем идет…
— Как долго вы в театре?
Работаю официально не так давно — с 2011 года.
— И все это время — режиссером?..
Я учился на режиссера. Но не бывает такого, чтобы ты отучился на режиссера и пошел работать режиссером. Разве что, если ты в Москве или Петербурге получал специальность — то тогда еще может быть…
Ну и в конце концов, когда я выпустился, мне было 26 лет — это не так много. А ты приходишь — и надо работать с людьми, которые гораздо старше тебя. В два раза и даже больше… Эти люди, артисты, оказываются под твоим началом.
И не все «подчиненные» это нормально воспринимают. Естественно, им не хотелось бы, чтобы какой-то юнец указывал, что им делать. Это нормально! Авторитет нужно заслужить…
Так что сначала я просто работал артистом, параллельно стараясь что-то делать на режиссерской ниве…
Кстати, я не только актером работал: еще и звукооператором был, и многое другое…
— Какая ваша роль первой приходит на ум?
В «Прекрасном Далеко» у меня роль отличная была, в театре Драмы. Васю играл. Хорошая роль — Вася…
— А первый ваш спектакль?
В театре Драмы у меня в 2013 году вышел спектакль. «Конец Казановы» — по Марине Цветаевой.
Потом сказки. В театре Драмы третья сцена есть — маленькая галерка, которую мы специально для проекта «Читаем сказки народов мира» сделали. И там ставили сказки — на двух актеров…
— В одном из ранних интервью вы сказали: «Хороший режиссер — это всегда новый виток для развития театра». Можете ли вы уже назвать себя таковым?
Это не мне решать!
В театр же приезжают разные режиссеры постоянно. Дай бог, чтобы спектакль нормально встроился в работу театра.
Ставить работы — это интересно. И все тут… Хорошо еще, если платят за это…
Хорошо еще, если людям нравится. Хотя бы многим — не всем. Не медный пятак же…
Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях