Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

И учителя учились...

Артем ВагинГазета «Переменка»01 октября 2019
416

«Взрослые – это те же дети, которые выросли и забыли о том, что когда–то были детьми», – Антуан де Сент–Экзюпери. А новые лицейские взрослые – три педагога, в этом году севшие за учительские столы нашей школы – вспомнили…

Звонок с урока.

За окнами непроглядно темно – видимо, зима, утро, а значит, в стенах школы еще теплее, чем обычно. Уютно…

Ребята болтают, веселятся, думают, доделывают, потихоньку засыпают – в общем, следуют всем незыблемым традициям школьной перемены.

Из класса никто пока не выходит – что там, в конце концов, делать, в этом большом мире?..

 

– Да ты посмотри сюда-то! Видишь – формула голимая!

– Какая формула?

– Так, смотри, вот корень из двух на два – это, допустим, X…

Опрятная подтянутая девочка за партой, с горой учебников, технично пытается впихнуть все свои знания мальчику–соседу.

Она, кажется, везде первая: раскрытый дневник – дневник отличницы, прицепленный значок ГТО – золотой, лицо соседа – удивленно-непонятливое…

Зануда…

Нет. Комсомолка. Активистка. Верный товарищ, не знающий зазнайства. Добрый друг…

– Аа, дошло, Свет!.. – счастливо восклицает мальчик.

– Ура… – счастливо вздыхает «учительница»…


– …у нас был с соседом по парте замечательный дуэт. Он мне скручивал проводочки на лабораторных по физике (очень этого боялась), а я ему все расчеты вела и выводы делала. Так же было и на химии. Каждый вносил свою лепту – и я в этом не вижу ничего такого зазорного.

– Какие люди из вашей школьной жизни отложились в памяти сильнее всего?

– Очень большую роль в моей жизни сыграла учительница математики Раиса Исаковна Рязанова – великий человек! У нее не было своих детей, и мы были для нее прямо – дети. Она проводила с нами очень много времени…

– Что сохранилось в вас с тех времен?

– Я очень люблю профессию, очень люблю урок как таковой. Обожаю готовиться к занятиям. Мое отношение, моя организация труда – это все оттуда, из школьных лет…

– Каких учеников вы уважаете?

– Я уважаю таких людей, которые, например, смогли с балла 2.0 подняться до 2.5. Когда ребенок сам делает эти шаги – пусть даже к тройке – он счастлив, потому что осознает, что это он сделал, а не учитель – он!

– А каких не уважаете?

– Когда человек не прикладывает усилий, не старается, не растет – при таких возможностях, находясь в школе, когда ему создают все условия… такие ученики просто неинтересные.

Я не люблю отличников, когда они сами по себе – и не развиваются дальше. Очень негативно к этому отношусь.

– Каким принципом вы руководствуетесь?

– Я просто люблю свой предмет, и мне хочется, чтобы его любило наибольшее количество человек, – вот мой принцип.

 

В класс забегает девочка. К жилетке прицеплен комсомольский значок.

– Света, пойдем. Гости приехали.

– Ой, я побежала! Ты дальше понял, да?

– Ну, более-менее…

– Все, с тебя лабораторка на следующем…

Звонкий девичий смех – и она выпархивает из класса…

 

Басистый мальчишеский смех – у группки парней рядом с темным окном перемена пролетает, как обычно, быстро.

Со стороны может даже показаться, что это тоже те еще скучные ребята, – их беседа, как правило, строится на обсуждении литературы, театра и надвигающегося экспериментального нововведения – Единого Государственного Экзамена…

Но на самом-то деле им живется очень даже весело.

– А помните, как я два месяца с сотрясением дома пролежал?

– О, да. Еще забудешь, конечно. Ты ведь тогда в мой лоб носом влетел, если не помнишь…

– Оба дураки. Хоть бы носиться прекратили после того случая, – отмечает один из друзей жертвы чьего–то лба…

Нет, эта «жертва» точно не из скучных.

 

– …Это вас чему–то научило?

– Нет, честно говоря. Бегать на переменах мы продолжили.

– Каким вы были в школьные годы?

– Компанейским. У нас сложился костяк хороший в старших классах – веселые годы были.

– Что в вас осталось со школьных времен?

– Остались связи, друзья, воспоминания. А еще – чувственное восприятие мира.

– Каких писателей предпочитаете?

Мне нравится Чехов. Он особый автор с особым чувством человека. Замечательный юморист… но не умеет шутить. Вот такое у меня мнение о нем сложилось. За это я его и люблю.

– Как вы привыкли вести уроки литературы?

– Касательно литературы есть один принцип, по которому я подбираю материал и по которому стараюсь вести уроки. Художественная литература – это все-таки удовольствие, для души. Если не интересно, если не цепляет, – то с этим ничего и не получится…

Ученик от уроков должен получать удовольствие. Это, конечно, сложно, потому что речь идет все-таки об образовании. Но я стараюсь этого придерживаться…

– Каким должен быть учитель литературы, по-вашему?

– Я представляю себе задачу учителя литературы в том, что он отстаивает принципы честности, любви и справедливости. Художественная литература, как говорит Дмитрий Быков, стремится сделать этот мир немножко теплее, подогреть его.

Если бы у вас была своя школа – со своей образовательной системой – чем бы она отличалась от других?

– Отличалась бы пространствами. Чем свободнее мы чувствуем себя в образовательном процессе, тем он нам больше нравится и тем больше нам хочется здесь находиться…

 

– Пойдемте, может, в коридор – прогуляемся?

– Пошли.

– О, а помните…

 

Девочка тихо-скромно пристроилась со своим «походным» альбом для рисования и карандашами. Ее никто не замечает, она никого не замечает – легкие линии за линиями, убаюкивающий скрежет грифеля о бумагу… Приятненько…

А прямо сейчас в классе организовывает догонялки ее практически полная противоположность.

Эту даму объединяет с «тихо-мирной» только то, что они обе «живут» рисованием и дизайном и обе отличницы. А так – это вихрь активности, деятельности. Постоянно узнает что-то новое, всегда исследует, знакомится – комсорг, в конце концов. Вот так вот…

«Шумная отличница» все-таки отрывает друзей от стульев и дает выход своей энергии.

 

– Чем вы увлекались в школе?

– Конечно, изобразительным искусством, дизайном – я даже посещала школу искусств. Кроме того, еще занималась дзюдо, единственная в школе сдавала астрономию и хорошо (впереди всех в классе) знала математику с физикой. Без этих двух предметов нет никакого профессионального рисования и проектирования, я считаю.

Еще кое-что важно – я очень плотно была знакома с кино и театром. Встречалась со многими известными актерами, режиссерами: Римма Казакова, Роза Рымбаева, братья Соломины, Игорь Костолевский … У нас семья была очень культурно развитая. Мой прадед даже был главным  архитектором при дворе Николая Второго…

– Что в вашем характере изменилось со школьных времен?

Ничего не изменилось. Черты характера, мне кажется, проходят с человеком всю жизнь – человек просто либо притупляет их, либо обостряет, либо прячет.

– Что вы уважаете в учениках?

– Глубину, стремление постигать, интерес, активность, естественность, открытость.

– Если бы у вас была собственная школа – с собственной образовательной системой – чем бы она отличалась от других?

– У меня уже нет планов по завоеванию мира. Я сделала себе имя, добилась всего, чего хотела, – теперь переключилась на семью, детей. Поэтому вряд ли уже могу представить себе такую ситуацию…

Привнести, интегрировать – это да. На это я готова. Например, хотелось бы организовать в лицее киноклуб. Кино дает очень хорошее культурное развитие…

 

Очень скоро догонялки выбираются за пределы класса.

Громко хлопает дверь.

В кабинете тихо.

За окнами светлеет…

Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях