Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

Тяжкий след войны

«Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний погибший на ней солдат», — так сказал когда-то великий русский полководец Александр Васильевич Суворов.

«Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний погибший на ней солдат», — так сказал когда-то великий русский полководец Александр Васильевич Суворов.

Великая отечественная война оставила незаживающую рану в моей семье.

В семье прадеда Степана было десять детей. Он был страшим из них и вместе с пятью братьями ушёл на фронт. Четверо из них не вернулись домой. Их забрала война. Моя прабабушка, Евдокия, осталась одна растить троих детей. Работала в колхозе за трудодни. Жили они голодно. Есть было нечего. Это сейчас в любом магазине всякой еды полно. А тогда, во время войны и после неё, люди реально от голода пухли и умирали. А в их станице, на Кубани, ещё и фашисты похозяйничали…

Прабабушка ещё 40 лет после Победы, до конца своей жизни, ждала своего мужа с войны.

Мой дед не видел своего отца. Он родился через две недели после того, как прадед в августе 1941года ушёл на фронт.

  В отличии от многих моих сверстников я не могу поведать о боевом пути своего прадеда Степана Павловича Удовицкого. Могу лишь выразить в стихах свою боль.

Тяжкий след войны воронка
Оставляет на лице.
К нам пришла не похоронка –
Неизвестность о бойце.
Неизвестность порой тяжелее всех бед -
Боль в душе живёт и поныне.
Я не знаю, где мой похоронен прадед,
И какой поклониться святыне.
Эхом взрывов, пожарищ ты ранишь меня,
Продолжая идти и поныне.
Для кого-то по сей день всё длится война,
Не уйдя с обелиском-святыней.
Для кого-то по-прежнему пламень и лёд
И смертей человеческих море.
Никогда! Никогда не хочу, чтоб народ
Испытал вновь подобное горе…

 
 

Но война – это не только боевые действия на передовой. Победа ковалась и в тылу.

По материнской линии есть у меня прабабушка, с которой можно поиграть и поговорить. Все называют прабабушку просто баба Стеша. Сейчас ей 96 лет.

 
 

Она часто болеет, еле ходит и плохо слышит. Сил выйти погулять на улицу с четвёртого этажа у бабы Стеши уже нет. Поэтому подышать свежим воздухом она выходит на балкон. Но, несмотря на это она ещё может поиграть с правнуками (которых у неё 8 пацанов) в настольные игры, рассказать им сказки. Истории из своей жизни баба Стеша рассказывает не часто. Потому что детство и молодость её были нелёгкими. И вспоминая о них, баба Стеша часто начинает плакать. Тем не менее я знаю, что родилась она в Каменке – маленькой деревушке на берегу реки Уй. Нынче она находится на территории Казахстана. А во времена прабабушкиного детства вместе с другими детьми маленькая Стеша переходила через речку на другую сторону. Там уже была Россия, а в лесах было много ягод и грибов, за которыми ходили дети из их деревни. Отца своего, Ивана Мироновича, баба Стеша не помнит. Ей было полмесяца, когда он заболел тифом и через 9 дней помер. Даже фотографии прадеда у нас нет. Потому что семья бабы Стеши жила бедно, и на фотографирование денег у них не было. Только когда Стеша стала взрослой, её мама, моя прапрабабушка Домна Григорьевна, повела детей сфотографироваться на память. Даже дня рождения своего баба Стеша не знает. Никогда его ей в детстве не отмечали. Назвали её родители Устиньей. А день рождения она сама потом себе придумала – посмотрела по святцам, когда день святого Степана и решила, что будет у неё день рождения 12 августа. В какой-то же день она родилась в самом деле! Год рождения известен, а назвали, скорее всего, в честь святого, именины которого празднуют в тот день, когда ребёнок родился.

В школу баба Стеша пошла в 12 лет, потому что не во что было обуваться и одеваться. Мама её работала свинаркой в колхозе. Вот когда придёт она с ночной смены, маленькая Стеша скорее обувает мамины галоши и пальто - и в школу. А школа была в пяти километрах от дома. Но чаще всего приходилось надевать и обувать то, что старшие дети не доносили. Так вот и училась: есть в чём на улицу выйти – идёт в школу, нет – сидит дома. Таким образом закончила баба Стеша в 16 лет четыре класса. По нынешним временам, может быть, кому и смешно будет. А тогда после четырёх классов человек в деревне грамотным уже считался. Учиться дальше у неё не было возможности, потому что в семье было пятеро детей, которых без отца в одиночку растила больная астмой мать. В 16 лет надо было уже идти в колхоз работать.

В 1943 году бабу Стешу направили в трудовую армию.

- Мне тогда 20 лет уже было, - рассказывает баба Стеша. – Мама моя к тому времени уже три года как умерла. Я в колхозе уже самостоятельно за плугом ходила. Однажды приехал в наш колхоз уполномоченный и сказал председателю, чтобы тот выделил людей на нужды трудармии. Ну председатель и стал отбирать тех, кто победнее был. Пришёл он ко мне и говорит: «Давай, Степанида, в трудармию иди, там тебя хоть оденут. А то зима начнётся – тебе и надеть нечего, как жить и работать будешь?» А осенней или зимней одежды в то время у меня не было. Денег в колхозе не платили, поэтому одежду купить было не на что.

- И правда, там, в трудармии, нам деньги давали, - продолжает свой рассказ прабабушка. - И я сразу купила себе ботинки. А кроме денег нас ещё кормили: давали 600 грамм хлеба один раз в день на обед. Мы в обед поедим суп из мёрзлой капусты и омлет какой-то. А 600 грамм хлеба оставляли на вечер и на утро по кусочку. Ели хлеб, запивая горячей водой. Чаю-то не было. О сахаре и конфетах мы только мечтали. Вот так и выжили. А ещё работали из последних сил, чтобы в тылу помочь Красной Армии фашистов победить.

- Повезли нас в трудармию от нашей деревни до Кустаная на машине, - продолжает вспоминать баба Стеша, - Привезли на железнодорожный вокзал. Я тогда в первый раз в жизни железную дорогу увидела. На поезде довезли до Троицка. Там наш поезд сутки стоял. А потом привезли в Челябинск. В Челябинске нас отправили работать на ТЭЦ. Не знаю, как сейчас, а тогда она называлась Электростанция ТЭЦ. Она давала электричество всему Челябинску. А без электричества не работают станки, на которых вытачивали снаряды, не плавится металл, из которого делали танки и много другого оружия для фронта. Без электричества не был бы Челябинск Танкоградом. Не было бы нашей Победы над фашистами.

- Работала я на разгрузке угля. Ты, наверное, знаешь, что уголь сжигают в печи, нагревается вода, выделяется пар. От пара крутится турбина, которая вырабатывает электричество. Ну так вот, рельсы подходили почти прямо к печи. По рельсам привозили вагоны с углём. А я с другими девчатами лопатой ссыпала с вагонов этот уголь на ленту транспортёра. По транспортёру уголь шёл прямо в печь. И вот однажды от такой ежедневной работы закружилась у меня голова. Я потеряла сознание и упала на этот транспортёр. А там охранники были, которые стояли через каждые 20 метров. Один из них подбежал ко мне, схватил меня за ноги и стащил с транспортёра. Если бы не он, то меня бы в печку затолкало по транспортёру. Не было бы тогда сейчас ни твоей бабули, ни мамы твоей, ни тебя. До сих пор благодарна я тому охраннику. Жаль только, имени его не знаю. Да эта электростанция, наверное, и сейчас в Челябинске есть. Она самая большая была тогда. Сейчас там, наверное, всё механизировано. Будешь в Челябинске – передавай им от меня большой привет!

- Бабушка, а как ты домой вернулась, почему в Челябинске не осталась?

- Да просто вернулась. На своих ногах. В Челябинске у меня тогда никого из родственников не было. А в Каменке – старший брат Степан с семьёй. В 1945 году сказали нам, что война закончилась. Мы обрадовались. Собрались все девчата, кто из нашей деревни и из города Кустаная был, и решили вместе домой возвращаться. Чтобы легче было. Но девчата, которые из Кустаная были, решили ещё остаться, подождать, пока им паспорта отдадут. А у нас, деревенских, паспортов не было, мы и решили, что их ждать не будем, пойдём сами домой. Так из Челябинска в Каменку пешком и пошли. Два года ведь дома не были! Так нам домой хотелось! И не подумали, что там только прямиком 250 километров. А по дорогам ещё больше идти. Две недели мы шли. Я пришла домой, ноги у меня вот такие распухшие были. Еле дошла. Помню, дошли до Белояровки, а там до нашей Каменки 3 километра оставалось. Так эти 3 километра мы с подругой целый день шли...

«Ты, унучик, учись хорошо. Без знаний нынче никак нельзя. Я трошки выучилась, дак тады у нас жись друга совсим була. Ноне бачу ж компютеры усякие – знания нужны будут. Я стара совсим. Своё вже отжила. Умом усё помню. Тильки сил уже ходить немае. Жись у нас така тяжёла була, что тоби лучше усего и не знать. Хай у тэбэ усё хорошо будэ. Мы выжыли, страну отстоялы и отстроилы. Дитэй вырастылы. Вон и до правнуков дожила. Вырастэшь, не ленись – работай хорошо, и усё у тэбэ будэ. Сейчас жись хорошая, жить можно. Жить да радоваться».

Автор: Артём Удовицкий

Фото: Из семейного архива и Артём Удовицкий

Рисунок: Виктория Муравьёва

 

 

Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях