Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Поиск

Смыслоформа жизни

самая читаемая публикация

Школьникам сегодня совсем не просто. Но непросто вообще всем участникам образовательного процесса: и родителям, и учителям. О профессии учителя, поисках призвания, культе продуктивности и об отношении к литературе мы решили поговорить с Анастасией Гулеватой. Анастасия – лингвист, преподаватель, основатель проекта «Смыслоформа».

Как говорит сама Настя, если бы свое профессиональное самоопределение она умещала в одно слово, это было бы слово «преподаватель». Если расширить эту сферу, то перед нами преподаватель широкого спектра социогуманитарных дисциплин. У неё почти три высших образования: бакалаврская специальность – филолог, магистерская – лингвист, в данный момент девушка обучается в аспирантуре по философскому направлению. Как она скажет в нашем разговоре, «найти себя невозможно». И всё-таки, кажется, что она – нашла.

 

Про «преподавателя-фрилансера» и авторский курс с мамой

 

С.Т. - Когда моя наставница предложила сделать интервью, сказала, что у тебя очень интересный карьерный путь: переход в преподавательскую сферу.  В Твоём блоге на «Меле» я нашла статью «У нашей мамы хобби: она работает учителем». Там ты пишешь: «Я вернулась с высокооплачиваемого и престижного места работы на своё место — место учителя. И всегда напоминаю себе, что это произошло не благодаря, а вопреки. Потому что я — Учитель, и это самая болезненная и одновременно радостная правда, которую я знаю о себе». Очень интересно узнать, как ты все-таки вернулась «на свое место»? Сейчас работа в школе не предел мечтаний молодого учителя. На примере своего класса знаю: зачастую бытует абсолютное неуважение к учителям. И меня действительно восхищают молодые специалисты, которые идут работать в школу на старшие классы.

А.Г. - Это самый болезненный вопрос для меня. Моя мама – учитель. И мы с ней не только дочки-матери, но еще и коллеги. Она, так же, как и я, закончила филфак ЧелГу. У меня никогда не было скажем так каких-то богатых родственников и тем более родители таковыми не были (мама-учитель, папа-инженер). И я с самого детства чувствовала, что к учителю не относятся с уважением, что учитель профессия достаточно выматывающая, всё происходило на моих глазах.

И у меня была какая-то установка с детства, не особо осмысленная, что в учителя я не хочу, я не пойду. Потому что я хочу, чтобы у меня был хороший уровень жизни. То есть не существование, как это было в 90-х с моими родителями. Я сразу понимала эти правила игры. Поэтому я выбрала такой путь – путь несопротивления. Здесь начинаются противоречия в моей истории: я поступила на филфак. 

Зачем же я выбрала филфак, если я все это понимала? Наверное, себя не обманешь. С одной стороны, мне хотелось зарабатывать деньги, потому что в школьные годы хотелось, как у семей сверстников, банального отпуска на море, а мы не могли себе этого позволить. В тот момент я поняла, что должна очень много трудиться, чтобы многого достичь.

Пока я училась, на 2 курсе начала работать, да и в школе я начала подрабатывать. Кстати, думаю, что это позитивно сказалось в итоге в моей жизни, в определенной степени закалило меня. Не все давалось сразу, приходилось много стараться.

Преподавать я не переставала практически никогда: у меня был онлайн курс, после того как я выпустилась из Вышки (ВШЭ, Москва, магистратура), постоянно были ученики на репетиторстве. А когда я вернулась в Челябинск, пошла работать в SMM-агентство SMMashing Media. Одним из руководителей агентства был выпускник журфака ЧелГу – журналистская тусовка, в которой я тоже так или иначе была, знала их потому что журфак и филфак ЧелГу...

С.Т. - Находятся в одном здании на разных этажах.

А.Г. - Да. С помощью знакомств я решила, что раз уж я не иду в учителя, то я иду зарабатывать деньги. Здесь вот какой момент важен: все разговоры о призвании, о самореализации – это хорошо, но призвание должно прокормить. Мы состоим из в том числе физиологических потребностей, потребностей платить за квартиру и за еду. И не случайно я в своем тексте написала «не благодаря, а вопреки», потому что, если бы не мой муж, я бы не смогла уйти в преподавательство окончательно.

В какой-то момент в офисе я задумалась, а я могу сейчас взять какой-то перерыв подумать: кто я, где я, чего я хочу и не хочу. И так получилось, что мой будущий супруг пошел мне навстречу, даже, наверное, настоял. Сказал: увольняйся из офиса, ты сама на себя не похожа, это не твоё.

В тот момент я поняла сам факт того, что я себя предаю, пытаюсь усидеть на двух стульях и себя обманываю. Я поняла, что у меня есть плечо, на которое я могу положиться. Именно поэтому разрешила себе вернуться в преподавание, но в таком, не совсем в классическом формате, а как такой вот преподаватель-фрилансер.

С.Т. - Я знаю, что с мамой вы организовали курс «Полюби русский язык», у моего репетитора тоже есть ваши пособия. Хочу узнать многое, но для начала – какие сложности возникают при создании подобного курса?

А.Г. - Главная сложность была в том, как это ни странно, что мы создавали курс вместе с мамой. Моя мама – преподаватель с большим стажем, скоро будет 30 лет. Она, скажем так, «старой закалки», – человек, который не привык работать в соцсетях, пробовать новое. И я бесконечно уважаю свою маму за то, что она решилась.

На первом этапе мне было сложно маму убедить в том, что она обладает достаточной экспертизой – есть это такая особенность у людей, связанных с социогуманитарной сферой: постоянная неуверенность в своих силах, неуверенность в том, что ты уже достаточно хорош для того, чтобы что-то делать.

На самом деле, одной из целей создания курса было оптимизировать мамино время, потому что спрос на её услуги как преподавателя достаточно высокий, она была вынуждена кому-то отказывать из-за нехватки времени. Тогда я ей предложила сделать групповой курс.

Трудности возникали. Типография задержала заказ. Перед запуском курса, где-то в августе, мы не имели представления, когда получим тетради. А так, мы очень быстро встроились в этот формат. Мне пригодились навыки оформления, полученные за время учебы и работы в агентстве. Я научилась верстать сайты, презентационная тематика мне близка. Поэтому работа над курсом была в удовольствие.

С.Т. - Я рассматривала ваше пособие, пока занималась. Оно очень похоже на книгу Цыбулько «Отличный результат», и в списке литературы вы указали её. Ваше пособие способоно заменить книгу по рекомендацию ФИПИ?

А.Г. - Это вопрос методического характера, и моя мама ответила бы на него лучше, но я попробую.  Необходимость собрать методику ведения подготовки к ЕГЭ у мамы существовала давно. Потому что каждый преподаватель подходит к этому по-разному. Изначально мы позиционировали эту тетрадь только как пособие для тех, кто проходит наш курс, чтобы архитектура курса и тетради совпадали. Я думаю, что та методика, которой моя мама придерживается в преподавании, востребована в среде педагогов Челябинской области. Тетрадь идёт в поддержку курса с целью собрать все необходимое в одном месте. Ну и разбавить различными вставками, картинками.

С.Т. – Да, оформление просто шикарно! А почему использовали именно красный, жёлтый и зелёный цвета? Какой-то психологический приём?

А.Г. - Абсолютно нет, совершенно интуитивная вещь. Во время моей работы в Москве в презентационном агентстве «Эспреззо» в приоритете оформления стояли черный и белые цвета. Понятно, что это классика и всегда стильно, но мне такое оформление казалось очень депрессивным. Когда я начала заниматься оформлением, базовыми цвета были жёлтый и зелёный, красный появился позднее. Эти цвета воспринимаются всеми людьми, поэтому выбор пал на них. За этим нет никакой подоплеки, просто хотелось чего-то яркого.

 

Про чтение, читательские тусовки и осмысленность

 

С.Т. - Ещё в вашей группе я наткнулась на проект «Читательские вечеринки». Что это? Для кого они? Потому что подобные проекты не новый формат – от литературных салонов XIX века до читательских встреч в моём пятом классе.

Н.Г. - Да, читательских клубов у нас очень много, что не может не радовать.  Есть замечательный клуб «Читалка», он довольно большой, входит в топ-10 по России, кажется. На самом деле такой вопрос «Насть, зачем ты это делаешь, если такое уже есть?» я задавала себе огромное количество раз, до тех пор, пока не поняла, что я не делаю ничего уникального, но стараюсь создать сообщество, в котором люди будут обсуждать те темы, которые им важны. Человеческий фактор в моей работе – это самый важный ориентир для меня. Читательская вечеринка предполагает «читательскую» и «вечеринку». Вход на неё определяется не ценой – это абсолютно бесплатно, для всех у кого есть ZOOM, просто подключайтесь. Для того чтобы пройти на встречу, нужно прочитать книгу из списка. Списки у нас каждый месяц тематические. Вечеринки, потому что так как я филолог по базовому образованию и мне крайне хотелось уйти от формата урока или лекции, от такого назидательного формата. Просто хотелось вокруг книг потусить, повеселится, пообсуждать на такой непрофессиональной волне, а как пристрастный читатель-любитель.

Потому что после филфака, признаться страшно, я два года не брала в руки художественные книги вообще. Я настолько была уставшей от бесконечного чтения какой-то непонятной литературы. А сейчас, последние несколько лет, я чувствую потребность вернуться к художественным книгам вновь, уже с тем багажом филологических, культурных, философских знаний. Я читаю книги и хочу их обсуждать как пристрастный читатель, чтобы были суждения в духе «а мне понравилось» – «а мне не понравилось». Такой формат объединяет людей, которые любят читать. Просто как некое хобби, досуг.

С.Т. - Думаю, это очень актуально. Я сама обожаю читать, лет с 13-ти, но обсуждать прочитанные книги не с кем. Потому что мои друзья не любят литературу, которую я читаю. Кстати, видела в группе пост про осмысленное чтение. Что это? Полное понимание прочитанного? Полное погружение?

А.Г. - Хороший вопрос, что из себя представляет осмысленное чтение. Когда к нам на южно-уральскую книжную ярмарку приезжала Галина Юзефович, литературный критик, я специально пришла ее послушать и задать ей вопрос, что касалось читательских дневников и смыслового (осмысленного) чтения. Я задала такой наивный вопрос: «Что такое смысловое чтение? Неужели чтение бывает не смысловым, не осмысленным?». И Галина Юзефович ответила, что такая проблема есть. Так как сейчас очень много книг и мы подключены к смысловому потоку с помощью смартфона, телефона. Возникает ощущение «информационного потопа».

Для меня осмысленное чтение – это в первую очередь диалог с автором, который предполагает активное участие обеих сторон. Автор уже постарался: он сделал свое творчество доступным для нас, читатель в таком случае должен проявить усилие для того чтобы это осмыслить, может быть увидеть там себя, а может и не увидеть, как-то отрефлексировать.

С.Т – У тебя наверняка есть любимые книги или авторы.

А.Г. - Мне кажется, это такая филологическая деформация, когда они у тебя отсутствуют, потому что быть пристрастным читателем становиться очень сложно. Но если не уходить в дебри филологические, то я бы сказала, что один из любимых авторов, которого я перечитывала неоднократно – Даниэль Канеман… Нет, Майкл Каннингем, «Часы».

Раз в год я возвращаюсь к этой книге как-то симптоматично, символично. В этой книге интересно то, что внутри нее происходит диалог между несколькими эпохами и видно, как женщины в этих эпохах ощущают мир. Сюжета там как такового нет, одна пишет книгу, вторая готовит торт. Та, кто готовит торт, никому не известная женщина, а та, что пишет книгу – это Вирджиния Вулф. Канеман как-то очень интересно выстраивает параллели между ними, проблему перфекционизма, ощущением жизни каждой. Бывают такие периоды в моей жизни, когда мне то ощущение, которое Канеман передает настолько близко, что … Почему Канеман?! Конечно, Майкл Каннингем! Почему я так сказала? Канеман вообще автор, по-моему, книги «Думай медленно – решай быстро». Я же говорю, у меня научная литература в голове.

С.Т. - Будет очень смешное отступление)

А.Г. - Да… А из последних прочитанных – это, конечно, Фредерик Бакмен, «Тревожные люди». В последнее время про него очень много разговоров, и она мне очень понравилась.

С.Т. – Пока говорили про книги, у меня созрел вопрос: заметна ли разница между моим поколением и твоим в читательском плане? Потому что мои сверстники как-то абсолютно не воспринимают литературу ни школьную по программе, ни кроме неё. Для меня это очень волнующая тема, потому что, я очень люблю читать. Не могу понять, как можно равнодушно относиться, допустим, к акмеизму – познание мира через любовь к женщине! Это же просто удивительно! Мне просто кажется, что люди, которые старше меня лет на 10, относятся к литературе, как я сейчас. Они не бросают всё и не уходят в ленту в ВКонтакте.

А.Г. – Вопрос очень интересный, потому что он, я бы сказала, такой, исследовательский. С одной стороны, мне кажется, есть исследования, посвященные тому, как сейчас читаю дети, подростки, взрослые. Есть такой корпус исследований Пиза, он связан с грамотностью, в том числе и с читательской грамотностью. Вот он показывает, насколько я помню, что уровень чтения падает, действительно. Уровень понимания прочитанного.

У меня появляются вот такие размышления на этот счет. Во-первых, когда говорят, что современное поколение не читает, я с этим не соглашаюсь, потому что вижу другие примеры. Возможно, мне повезло. Но, конечно, есть момент конкуренции чтения с какой-то другой деятельностью. Я бы сказала, что это проблема цифрового поколения.

С.Т. - Но книга все также нужна обществу?

А.Г. - Конечно! Книга нужна. Во-первых, книга нужна как физический объект. Потому что, если бы она была не нужна, книжные магазины перестали бы существовать. Я не одна такая среди своего поколения, которая скупает книжки как шопоголик. Я иногда шучу, что книжки выселят меня из дома. Самое классное мне как преподавателю видеть, как кого-то еще это вдохновляет.

Что касается содержания, то я придерживаюсь философии диалога. Если мы берем в руки книгу, значит, у нас есть потребность в общении, потребность быть понятыми. Потому что самая терапевтичная магия происходит, когда читаешь книгу и узнаешь там себя, свои мысли.

 

Про культ продуктивности, Запад и Восток

 

С.Т. – Ещё хотела обсудить с тобой культ продуктивности. Все эти супер-продуктивные истории в Инстаграм: делайте как я, я всё успеваю, у меня все получится. Как ты к этому относишься? Веришь вообще в этот культ супер-продуктивности или нет?

А.Г. - Я активный противник этого культа, культа продуктивности. Я с тобой абсолютно согласна в том, что это действительно существует и является проблемой. Я бы разграничила два момента : сама по себе погоня за продуктивностью с одной стороны, а с другой стороны – сам Инстаграм. Как мне кажется, стремление человека успеть как можно больше говорит, в частности, об отсутствии приоритетов.

С.Т. - Да и тайм-менеджмент отсутствует.

А.Г. - Да, да, тайм-менеджмент, кстати, в том числе как прикладная вещь. Приоритет – это вещь ценностная, я бы сказала, философская, требующая довольно иногда большого количества времени, чтобы посидеть, осмыслить, какие у меня ценности, а значит какие у меня приоритеты. Мне иногда такой вопрос задают: как ты всё успеваешь? Что значит – «всё»? «Всё» - это что? Это одновременно всё и ничего. Я говорю: «Если я вам перечислю, сколько всего я НЕ успеваю, вы вообще задумаетесь, хотите ли вы быть на моем месте». Всегда приходится чем-то жертвовать.

И второй момент, связанный с Инстаграмом. Я бы даже сказала не только про культ продуктивности, но и культ благополучия, возможно материального, возможно эмоционального. Вот ты заходишь в Инстаграм, и понимаешь: а у меня этого нет. Это всегда, как мне кажется, сигнализирует о том, что человек убегает, потому что продуктивность – это же про скорость, что я успел, поставил галочку, сделал. Иногда не отдаешь себе отчёт, нравится ли мне это, в чем смысл этой деятельности. В Инстаграме есть прекрасная возможность – отписаться и подписаться. И я не слежу за людьми, которые живут в таком ритме, потому что мне для меня самой это не близко.

Я за замедление. Даже то, что мы в «Дневниках активного чтения» делаем – это всё разговор про замедление, про медленное чтение, чтобы уловить момент. Как преподаватель йоги я имею прекрасную возможность это практиковать регулярно и доносить сообщение своим практикующим: мы сейчас творчески организуем пространство замедления, мы с вами не стремимся к цели. Это дихотомия и контраст. Запад ориентирован на скорость, на достижение, на цель, на продуктивность, а восток ориентирован на процесс, на то, как ты себя в этом процессе чувствуешь, что думаешь, то пресловутое здесь и сейчас, медитативная концентрированность на настоящем моменте. Для того, чтобы жизнь складывалась гармонично, нужно и того, и другого, по чуть-чуть.

 

Про поколения и требовательную жизнь

 

(Тут мы с Настей ненадолго поменялись ролями, но разговор того стоит)

А.Г. – Остается вопрос про то, как все успеть и остаться живым – я не знаю вообще, как вы справляетесь? Оглядываюсь на свой одиннадцатый класс, вспоминаю, что у меня было гораздо меньше проблем, не было смартфона, не было 5 экзаменов – я сдавала русский, литературу и математику, и всё. А сейчас такое ощущение, что все еще стало быстрее, жизнь стала еще более требовательной, чем была. Мне очень интересно ваше поколение, как вы думаете, живете, что делаете. Хотя у нас не так уж и большая разница.

С.Т. - Год или полтора назад моя мама купила мне книжку «Супер-студент».

А.Г. – Да, знаю её, даже рекомендую.

С.Т. – Замечательная книжка! Я прочитала ее несколько раз. И мое сознание перевернулось, потому что настолько дельные советы изложены, они простые, а настолько важные.  И думаешь: как ты об этом мог не знать? И я начала расписывать планы, подготовку, чтобы меньше было нагрузки. И ведь это правда помогает! Нужно просто взять и сделать это, хотя бы одну неделю.

Я всем советую прочитать, замечательная книга. Она скорее не о том, как там время свое сохранить, а о том, как учиться так, чтобы тебе нравилось учиться.  Потому что ведь сейчас ходят в школу как? Потому что нужно ходить в школу, а не потому что предмет нравится.

 Вот мне литература нравится, у нас замечательная учительница. но многие жалуются, что очень требовательная. Она требует, чтобы мы хотя бы читали произведения! Вот этот смех: только в наших школах можно написать сочинение по произведению, которое не читал. Мой класс тому подтверждение, и это такая боль!  Никому, кроме меня, не интересно, и я не могу понять почему!

А.Г. – Буквально вчера вела пару по философии в ЮУрГУ у второкурсников. И были люди, которые сидели, подперев щёку, сползая по парте, несмотря на то, что у нас была беседа про них.  У нас была философская беседа – это очень интересно, потому что это про смыслы, про то, что волнует тебя. Я чувствовала, что они объекты: «я пришел, меня сейчас научат». Позиции «я хочу получить, мне нужно, мне интересно» нет. Не поверишь, это были студенты-журналисты.

 

Про поиски себя

 

С.Т. – Кажется, у кого, как не у тебя, спросить… Как найти себя? Некоторые мои одноклассники до сих пор не знают, куда пойдут учиться. А ведь осталось три месяца – и всё!

А.Г. – На этот вопрос может быть 2 ответа: практический, инструментальный, и более философский. И мне, конечно, второй ответ больше нравится, чем первый, но я понимаю ситуацию, в которой оказываются выпускники.

Я считаю, что тот возраст, в котором человек из школы выпускается не дает ему возможности сделать тот выбор, который будет его всю жизнь потом сопровождать. Мне кажется, у каждого человека есть какой-то определенный в жизни момент, после которого он начинает себе этот вопрос задавать. Смотришь на какого-нибудь очень молодого человека и видишь: в нем как будто все эти вопросы с детства вшиты. Он хочет читать, узнавать, есть какой-то моторчик, который ему не дает остановиться. Есть люди, которые задают этот вопрос себе либо лет в 40, либо вообще не задают, не успеют себе задать вообще в этой жизни. 

Но практически – есть определенные техники, которые помогают найти себя. Сначала надо узнать себя. Если сложно сказать, что нравится, хотя бы определить точно, что не нравится, хотя бы какие-то варианты точно отмести. Это первое. Второе – понять, что образование высшее это не то же самое, что профессиональное образование. Это не набор навыков, который тебе нужен, чтобы зарабатывать деньги в этой жизни. Это в том числе общая культура. И выбрать хотя бы направление: естественно-научное, либо социо-гуманитарное – это уже здорово. Есть, конечно, и более радикальные вещи, в Америке это называется Gap year, когда человек берет...

С.Т. - …Год, для того, чтобы подумать, посмотреть определенную специальность.

А.Г. – Да, просто подумать и посмотреть. Я знаю людей, которые, поступив на какой-то факультет, решали, что им это не подходит, уходили, перепоступали. Можно сказать, ну вот, потерял год. Нет, он не потерял год, он очень правильно поступил, потому что не стал тянуть. За этот год он понял, что ему точно не подходит и что подходит. Замечательно, ведь человек нашел свой путь! Важно помнить о том, что бакалавриат – это всего лишь часть образования, есть магистратура, специальность можно сменить, пойти по совершенно новому направлению, добрав то, чего тебе не хватило. Но найти себя невозможно, это поиски на всю жизнь.

С.Т. – Что-то абстрактное…

А.Г. - До тех пор, пока мы живем, пока мы есть, мы не можем с уверенностью сказать: «я такой». Для профессионального удобства это можно сделать, но не с точки зрения философского поиска. Доказательств тому много: человек думает о себе что-то, а потом оказывается в ситуации. И выясняется, что он находился в иллюзиях в себе самом, что он совершенно не такой, каким себя видит. Еще я бы советовала прислушиваться к своим хобби и к сигналам тела, потому что это сработало со мной. Я, занимаясь тем, что мне не нравится, могу себя убедить в том, что всё нормально, но начинаю болеть. Это выявляется прямо на психосоматическом уровне.

С.Т. – Давай подытожим всё. Что бы пожелала тем, кто будет читать это интервью? Оно очень разностороннее. Вот эти вопросы про ЕГЭ, про курс, про пособие, про литературу и про культ продуктивности. Что бы хотелось сказать в конце?

А.Г. - А кто нас будет читать?

С.Т. - Я думаю, это будут в основном старшеклассники, но и другие люди тоже.

А.Г. - Я бы, наверное, пожелала в период самоизоляции найти время для поддержания своих социальных контактов. Это очень важно не закрываться от новых знакомств, от того, чтобы пробовать новое с новыми людьми. И это совершенно не связано с разговором про интровертов и экстравертов, потому что, я считаю – можно сказать что это прямо мой девиз по жизни, – что человеку нужен человек. Чтобы у всех в жизни был такой человек, который нужен им, и обязательно был человек, которому нужны они, потому что это основа счастливой, благополучной, наполненной смыслом жизнь.

С.Т. - Это правда.

Фото: из личного архива героини, Софьи Тришкиной

Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях