Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

«Перешагнуть на родную землю и умереть…»

Воспоминания узницы концлагеря

Дайте человеку цель, ради которой стоит жить,

 и он сможет выжить в любой ситуации

(И.В. Гёте)

 

По прошествии 80-и лет с начала Великой Отечественной войны мы по-прежнему мало знаем о тех, кто побывал в фашистских концлагерях. Бывших малолетних узников практически не осталось. Выжить смогли единицы.

У меня есть уникальная возможность рассказать об условиях, в которых жили люди в плену у фашистов. Моя прапрабабушка Мария Сергеевна Воробьева с семьёй два с половиной года провела в застенках концлагеря. Сама она умерла 22 июля 1984 года в возрасте 78 лет. Её воспоминания в нашей семье передавались из поколения в поколение. Жуткие подробности выживания во время войны в концентрационном лагере я узнала примерно года два назад. Со слов М. С. Воробьевой мне их передала уже моя бабушка Ираида Ивановна Боева.

Для более точной передачи эмоций, переживаний бОльшая часть повествования ведётся от первого лица – прапрабабушки Марии Сергеевны Воробьевой, так как пересказать «своими» словами такое просто невозможно. 

- В начале 20-го века мы жили в Украине. После революции бежали в Орёл. Когда немцы начали войну, из города Мценска Орловской области приехал муж, с которым не жили 8 лет. Дети разрешили ему остаться в доме. Дочери Валентине было 15 лет, а сыну Евгению - 14.

В Орле я закончила курсы медицинских сестер, работала хирургической медсестрой. Дочь отправляют под Смоленск копать противотанковые окопы. Муж по возрасту был уже не призывной, в армию его не взяли.

На подступах к городу идут сильные бои, но наши войска отступают. В октябре 1941 года немцы захватили Орел. В первую очередь начали уничтожать евреев. Недалеко от нашего дома был парк. Фашисты привязывали евреям за горло веревку и цепляли за дерево. Потом заставляли эти деревья валить. Так люди душили сами себя.

Из деревень немцы гнали скотину и людей. Некоторые жители шли даже в лаптях. Скот фашисты оставляли себе, а людей расстреливали в лесах. Немцы селились в наших домах, а мы жили в сараях. Семья голодная. Тут еще разбомбили элеватор. Я взяла мешок и позвала соседку: «Пойдем, может, зерна горелого соберем».

Ближе к элеватору стали ползти, немцы нас увидели и начали стрелять. Ползем - стреляют, остановимся - не стреляют и смеются. Лежим, не шевелимся. Пролежали так до ночи, но все-таки набрали зерна. Потом ходили уже ночами. Я промывала зерно и варила. Немцы ели наши заготовки, а мы - очистки, которые они выбрасывали. Однажды немцы привели с чьего-то двора корову и зарезали. Шкурку, голову и ноги выбросили. Ночью позвала соседку, мы все это украли, опалили, сварили на костре и наелись.

 

Далее Мария Сергеевна рассказывает, что страшно было за детей. Особенно когда начался массовый вывоз людей в Германию.

 

- Забрали дочь, ей уже 16 лет. Земля уходит из-под ног. Дороже детей у меня никого не было. Однажды я зашла в дом с керосиновой лампой, споткнулась о порог, упала и загорелась. Дальше все было, как в тумане. Немцы накинули на меня покрывало, выбили окно и выбросили меня на улицу. Там меня муж и сын поймали. Притащили в сарай. Лежу, все тело сожжено.

Немец, который жил у нас в доме, говорил, что у них многие не хотят воевать, но почти у всех есть семьи и «если мы пойдем против Гитлера, то нас и наших родных сразу уничтожат. У нас нет выхода». Он привел мне врача - немца, тот осмотрел мои ожоги и дал какую-то мазь. Соседка приходила и мазала меня. Я выздоровела.

Опять немцы вывозят людей в Германию. Кто бежит - расстреливают сразу. Нас погрузили в вагоны и повезли. Я, мой сын и муж оказались в Германии, в городе Аурих. Это небольшой город на болотистой местности. Там нас стали сортировать, раздели догола и провели медкомиссию. Того, кто ее не прошел, сразу загоняли в газовую камеру и сжигали. Сына и мужа куда-то увели. Мы остались в бараках. Что будет дальше?

В концлагере была больница, мы нужны были для опытов. На нас ставили эксперименты, испытывали какие-то лекарства, брали кровь, делали операции без наркоза. Говорили: если выдержишь - отправим домой, но это обман. Мы были для фашистов подопытными животными. Когда меня заставляли работать в их больнице, я видела все эти ужасы.

При больнице был пищеблок. Когда мне выпадало работать ночью, я воровала ключи, открывала пищеблок и брала сухари, хлеб, брюкву, прятала в мешочек и ползла до другого заграждения. Под колючую проволоку подсовывала этот мешочек с едой. За воровство немцы сразу отрубали руку, но мне было все равно. Я не боялась смерти.

Немцам было скучно, они придумывали себе развлечение. Если немец проигрывал в карты, то 10 человек раздевали и загоняли в газовую камеру. Отыграется - люди будут живы пока. Жалко молодых. Два раза я была в газовой камере, но немец отыгрывался и мы остались живы. Я всё время просила Бога: если мне и моей семье суждено умереть, то пусть это будет на Родине, а не здесь. Перешагнуть на родную землю и умереть.

В этом аду я и моя семья прожили 2,5 года. И вот наконец-то день Победы. Нас освободили, искупали, дали еду и одежду. Потом нас разделили по национальности и стали вывозить из Германии. Я и вся моя семья остались живыми. До Орла мы ехали 6 месяцев. По дороге нас кормили и купали. Мы возвращались на Родину.

 

Публикуя эти воспоминания, я хочу отдать дань памяти всем тем, кто вытерпел ужасы плена, выжил или погиб в застенках концентрационных лагерей.

 

 

 

 

Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях