Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

Мы - дети военной поры

Воспоминания о военном детстве моей бабушки

Когда началась война, моей бабушке Тамаре было всего два года, а ее брату Саше пять лет. Их папа, мой прадедушка Константин Иванович, ушел на фронт в 1941 году. Кое-что из своего военного детства бабушка помнит сама, что-то ей рассказывала ее мама.

Привожу воспоминания своей бабушки от первого лица.

 

- Родилась я в 1939 году, так что к началу войны совсем маленькая была. Старшему брату Александру было пять лет. Как отца забрали на фронт, не помню. Зато помню, как он вернулся домой в 1944 году. Служил он понтонером в понтонно-мостовом полку – наводил мосты, переправы. При форсировании реки Вислы, когда наши уже Польшу освобождали, его ранило. Изуродовало обе ноги – одну ему отняли в госпитале, вторая тоже вся была покалечена. Помню, я очень боялась его культи, особенно по вечерам, когда он ставил возле своей кровати костыль и отстёгивал протез. Он говорил мне: «Не бойся, дочка, это у меня теперь нога такая».

Я пряталась за шкаф и тайком подглядывала, а у него на глазах были слезы. Он очень переживал, что я его забыла. Любил меня больше, чем братьев (после войны у нас ещё родился Володя). Мы с Сашей хотя бы отца запомнили живым, а Вове и двух лет не было, когда отец умер от болезней да от ран.

Пока отец воевал, очень тяжело было. Мама оставляла нас с братом дома одних, а сама со своей двоюродной сестрой ходила по деревням менять вещи на какие-нибудь продукты. Рассказывала, как однажды зимой волки загнали их на дерево. Просидели они там до рассвета, дрожа от холода и страха. Потом какой-то мужчина волков спугнул.

Ещё помню, как однажды мамы долго не было, а у нас закончились заготовленные дрова. Ни распилить, ни разрубить брёвна нам было не под силу. Целиком затолкали бревно в печку, прогорит - мы дальше засовываем. Как только дом не спалили!

Обычно мама просила присматривать за нами нашу родственницу, у которой муж тоже был на фронте. У них было трое детей - наших ровесников. Помню, как-то в мамино отсутствие родственница пришла проведать нас. Потом по какой-то надобности отослала нас с братом в огород: картошки ей якобы накопать. Сами-то они ничего не сажали.

Мы вернулись, смотрим: ни тети, ни хлеба, что мама нам оставляла, нет. Так и сидели два дня голодными, пока мама не вернулась. Мама у нас работящая была, мы корову держали, огород у нас был. Корова нас спасала: и молоко давала, и пахали на ней, и в лес за дровами ездили, и за сеном… А у тёти, когда муж с войны вернулся, в доме не то что мебели никакой не было, даже полы в печке сожгли. Хотя жили возле леса, дров-то можно было запасти. Но мама наша ее оправдывала, жалела: тётя детдомовская была, никто ее ни к какому труду не приучил. И за украденный у нас хлеб словом не попрекнула, сказала только: «Бог ей судья!».

А мы с братом с детства к труду приученные, без дела не сидели. Пололи огород, поливали, воду носили на коромыслах, водопровода-то не было. Брат дрова пилил, колол, всю мужскую работу делал, отец-то калекой вернулся, а потом и вовсе умер, в 1951 году.

Ходили в лес за грибами, ягодами, сушили их для себя, сдавали в приёмные пункты. Помню, уже после войны был урожайный год на грузди. Мы с мамой насобирали их много, сдали, купили отрезы на платья. Когда мама мне его сшила, такая радость была. Я до сих пор расцветку и фасон этого платья помню. Мне кажется, ничего моднее и красивее у меня за всю жизнь не было.

 

Вот такой рассказ о своем детстве услышал я от своей бабушки. Хорошо, что наши солдаты победили в той страшной войне. Благодаря им наше детство такое мирное и счастливое.

Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях