Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области
Читай и Пиши
Информационный портал юных журналистов Челябинской области

Интервью с "Lemon Branch" - об антидепрессантах, первом басисте и коллаборациях

Сейчас модно брать интервью у каких-либо коллективов, поэтому я решил: «А почему бы не взять интервью у участников моей любимой рок-группы «Lemon Branch», раз я с ними неплохо общаюсь?

- У вас был первый басист, Илья, если не ошибаюсь. Почему он ушёл?

Анна Озерова, вокалистка и скрипачка группы: В самом начале нашего пути у нас действительно был другой басист. Ильи в нашей группе не стало, потому что его забрали в армию. А потом мы взяли Жеку, крутого парня, также круто играющего на басухе. Если кратко, то был пацан – не стало пацана, заменили другим пацаном.

- Вы сейчас записываетесь на студии звукозаписи «Sherpa». Почему именно эта студия? Были какие-нибудь другие варианты?

- Самая классная студия, вот мы и записываемся там. Очень кайфовое качество получается, да и цены очень приятные, особенно относительно других студий. Плюс там ещё и Денис Чужиков (глава студии), с которым мы неплохо так знакомы. Так что «Шерпу» мы выбрали из-за качества. Впрочем, сами можете это услышать, послушав наши треки.

- Планируются ли коллаборации с другими группами, такими, как «Водяные эльфы», с которыми вы хорошо знакомы? А Вам поступали такие предложения?

Аня: Про дружбу с «Эльфами» верно подмечено, это давние наши друзья, с вокалисткой я дружу ну очень долго. Коллаборация, наверное, когда-нибудь будет. Лично я хотела бы с ними сыграть, потому что ребята очень классные.

Ян Окишев, основатель, ритм-гитарист: Ну они нам не предлагают, так что придётся самим проявлять инициативу.

Аня: Мы, кстати, хотели записать совместный трек с более-менее известной группой, чтобы немного продвинуться в плане популячрности. У нас была возможность договориться с коллективом «Тени свободы», но Марк (соло-гитарист), на котором лежала ответственность за сотрудничество, уехал в Питер, и мы так и не договорились. Так что мы хотели вместе спеть, но не получилось.

- Как Андрей Коробов (барабанщик), тридцатилетний МЧСник попал в ряды «Мёртвых гостей» (первая группа некоторых участников «Lemon Branch»), а потом уже и стал полноценным Лимоном?

Ян: Начнём с того, что ему не тридцать, а 29, а тогда было ещё меньше. Сначала он был барабанщиком группы «Мёртвые гости»…

Аня: Сначала он был в группе «Lunar Bunnies» (ещё более ранняя группа некоторых Лимонов).

Ян: Да, кто вообще такие «Lunar Bunnies»? То есть, Андрей Гелозутдинов как-то нашёл «Зайчиков», а «Мёртвых гостей» нет. Ладно, не важно. Как он попал в ряды «Гостей»? Барабанщика просто искали, вот он и написал, мол, так и так, возьмите меня в группу.

Аня: А я думала, что вы все общались до группы.

Ян: А вот нет. Общались только с Женей и Ильёй. Кстати, с ними мы играли и в другой группе под названием «My dreams», а ещё «Поиск X», которая переименовалась в «Search X» и только потом появились «Мёртвые гости».

Аня: И когда мы уже создавали «Lemon Branch», то я очень волновалась за барабанщика, потому что я знала всех, кроме него, и мне было немного тяжело. Думала: «Сыграемся мы все вместе, или нет?». Но всё прошло успешно.

- Марк (соло-гитарист) покинул вас, уехал в Петербург. Нашли кого-нибудь на его место?

Ян: Он нас не покинул, он всегда с нами. Если ты был Лимоном, то останешься им на всю жизнь. Мы поддерживаем с ним связь, и третьего декабря у нас концерт, на котором он обещал быть. Точнее не у нас, а мы будем принимать участие в концерте с другими группами. Вот, ну если у тебя есть знакомые супер-пупер гитаристы, то будем рады о них узнать.

- Ни на что не намекаю, но мне недавно подарили электруху. – улыбается интервьюер.

Ян: Кастинг хочешь пройти что ли?

Смеёмся

Ян: Давай послушаем. Кавер сделаешь на нашу песню, подумаем.

Аня: Давай, выучи одну песню, и послушаем.

Улыбаемся.

- Могу только аккордами, соло-партию на слух подбирать такое себе.

Ян: Да сможешь. Если сможешь – значит хорошим соло-гитаристом будешь.

- Вопрос к Яну и Жеке, раз уж Андрея тут нет. Почему распались «Мёртвые гости»? Были ли мысли о возрождении группы?

Аня: По-моему, у вас солист в армию ушёл, вот и распались.

Ян: Нет, это было первый раз, когда мы распались. Он вернулся, мы снова воссоединились, но, помнится, после какого-то фестиваля у нас возникли серьёзные разногласия, уже не так хорошо помню, из-за чего. Тогда группа распалась. А на тему возрождения группы мыслей не было, но мы играли вместе, когда я уже стал участником «Lemon Branch».

Аня: Ну вот сейчас, фактически, возродилась группа, просто немного в другом составе и в другом стиле. Мне, кстати, Ян написал, когда-то в то время, что ему хотелось бы чего-то новенького, в другом стиле.

Ян: Так это ещё до распада группы было. Я просто понимал, что всё к этому и идёт, поэтому уже и начал думать над чем-то другим. А так мы собирались с участниками «Гостей» и играли, вспоминали прошлое.

- Кому пришла идея с мерчем? Были ли варианты, отличающиеся от итогового?

Аня: Идея с мерчем пришла всем почти в одно время. Мы шутили когда-то на тему духов с формой лимона, а потом я нашла нечто подобное, ну не красть же дизайн.

Ян: Так это я уже договорился. Шучу.

Аня: Вот, мы начали шутить по поводу всего на свете, что можно было бы сделать лимоном.

Ян: Была идея создать маску с лимоном, она, кстати, есть одна такая. Но сейчас это, к счастью, не актуально, а так она у меня где-то лежит.

Аня: Мне, кстати, наши кружки очень нравятся, хоть у меня её нет.

Ян (мне): Андрей, заказывай кружку.

Улыбаемся.

Ян: Аня, я тебе её подарю, у меня есть, 300 рублей всего. Улыбается. Мы ещё, вроде, хотели кепку сделать.

Аня: Да, кепки, шапки. Кстати, шапку с лимоном я бы носила с удовольствием.

- Необычный, я бы даже сказал личный вопрос. Шарясь по Вашим профилям, я наткнулся на фото с выпиской в психологический диспансер на стене Ани. Что это было?

Аня: Долгая история, на самом деле. У меня тогда случилась проблема с губой в первый раз, я лежала в больнице ещё перед совершеннолетием, мне сказали что-то про психосоматику и дали справочку в психдиспансер, чтобы пройти комиссию. Правда, я туда так и не сходила. Но сейчас я сижу на антидепрессантах, то есть на антидепрессантах. Никто никогда, взглянув на меня, не сказал бы, что у меня глубокая депрессия, но это так. Вообще у половины музыкантов это состояние бывает хоть раз в жизни, ну и мы знаем, чем это обычно кончается.

Жека (ура, он разговаривает!): Я слышал, что республика Карелия является третей по покупке антидепрессантов по России.

Ян: Так это Аня их все скупает.

Смеёмся, шутка действительно хорошая.

Аня: На самом деле я уже пару месяцев их не пью, потому что…

Ян: Потому что закончились уже в Карелии и России.

Аня: Нет, потому что когда я устраивалась на работу, я проходила медкомиссию и мне сказали менять врача и таблетки, потому что они слишком слабо на меня действуют. Вот так меня утешили.

Ян: А ещё я стоял на учёте в психдиспансере.

Жека: А я не состоял, я заедаю.

- У вас какое-то время был Инстаграм. Почему он оказался заброшен со свободным-то VPNом? Его вели те же люди, что и сообщество в ВК?

Аня: VPN есть, а рук, голов и времени на ведение соц. Сетей нет. У нас у каждого ещё и работа есть, и прочие обязанности. У нас была девчонка, которая его вела. Но позже она оканчивала своё учебное заведение, сейчас она работает в Москве. Я себе-то в Инсту посты раз в полгода выкладываю, что уж там говорить про группу. Но когда будут деньги и люди, желающие этим заниматься, то пожалуйста, милости просим в личные сообщения группы.

Ян: И да, вел этот аккаунт тот же человек, что и сообщество.

- Вопрос к Яну, который играл когда-то на барабанах в какой-то группе (вроде «Lunar Bunnies»). Какой инструмент сложнее – ударные или гитара?

Ян (Жеке): А почему вопрос ко мне?

Жека: Потому что ты барабанил в «Гостях»

Ян: А… Сложнее всего играть на трубе. Потому что я на ней не играл.

Аня: Нет! Такие вопросы задавать нельзя, потому что каждый инструмент по-своему сложный, ведь в каждом инструменте свои нюансы!

Ян: Всё, Андрей, такие вопросы задавать нельзя! Ай-ай-ай!

Аня: Нельзя такое говорить, потому что очень часто я слышу, что скрипка – самый сложный инструмент, на самом деле нет. Для меня, к примеру, гитара – самый сложный инструмент. Нет, если ты всю жизнь учился играть на скрипке, а потом впервые взял в руки гитару, то это не так сложно, потому что разница не существенная. Но гитара для меня до сих пор остаётся непостижимым каким-то инструментом…

Поняв, что совершил какую-то ошибку, чувак со сложной фамилией, берущий интервью, начал переходить к следующему вопросу:

- Пишите ли тексты песен наперёд, или каждый трек создаётся с нуля? Как вообще происходит создание песен?

Аня: О, интересный вопрос, потому что половина песен было написано ещё до создания группы, мы просто вместе их записали. А некоторые мелодии Ян сам записывает в программе, не имея текста, потом скидывает мне. Если мне всё нравится, то я сверху на музыку накидываю партию скрипки и сам голос.

Ян: Как кольца накидывают люди, так и ты накидываешь.

Смешок.

Аня: Да, именно так. После всего этого мы приходим на репетицию, редактируем чуть-чуть партии, правда партия Яна, насколько я поняла, особо не меняется, потому что он под себя её создаёт.

Ян: Меня Марк заставляет переписывать иногда.

Аня: Ну что ж поделать. Мы корректируем некоторые партии, каждый подстраивает партию под себя, мы всё это слушаем, если звучит хорошо… это хорошо. К примеру «Let it be» (пятая песня в мини-альбоме «Напролом»), или «К звёздам» (третья) написаны через эти программы.

Ян (указывая на Жеку): Кстати, на тему одобрения или неодобрения. Вот он (хлопает по плечу басиста) ничего никогда не одобряет. Приносишь ему партию, а он ничего никогда не одобряет. Пишет свою, ну или приходится заставлять его играть.

- Почему Аня сначала отказалась от идеи с группой?

Аня: До этого я играла во многих составах, так заколибалась от этого всего, просто устала. Кстати, была в коллективе «Небесный пастух», который сыграл огромный концерт, посвящённый дню рождения Виктора Цоя, потом мы съездили на концерт в Питер, и меня выгнали. Мол, мелкая ещё для сцены. Но дело в том, что у меня было своё мнение на кое-что, а когда у человека в группе своё мнение, то это не очень хорошо. Отказалась от идеи, потому что устала от всего этого, плюс ещё учёба.

- «До того, как я стала членом команды, я уже писала песни, и я мечтала исполнить их в коллективе, чтобы узнать их полноценное звучание» - цитата Ани. Относятся ли к этим песням песни из «Напролом» и синглы?

Аня: Да, конечно. Как уже говорили, некоторые песни записаны с нуля, но большинство песен – старые тексты. И сейчас также – иногда придумывается новое, а иногда что-то берётся из старых заготовок. Большинство треков находятся в моей тетрадке с текстами. Туда я записываю почти все песни, которые у меня есть. Но большинство из этого никто, наверное, не услышит. Вообще у меня есть мечта – записать альбом под названием «Разговоры на балконе», в который войдут песни, связанные с одним конкретным человеком, с моральными переживаниями и всё в таком духе. они будут не менее интересные, чем предыдущие композиции, потому что у меня очень хорошо получилось передать мои эмоции, которые были в голове.

- Что ж, вопросы кончились, спасибо большое. Можно статью сделать и выложить куда-нибудь?

Ян: Да, конечно. Можешь нам ещё скинуть.

Поделиться:
Общие сведения Об организации Совет ЛЮЖ Члены ЛЮЖ Правила приема Регистрация Программы и проекты Архив ЧИП Контактная информация Детские СМИ Новости Конкурсы и фестивали Наши выпускники Медиаобразование Контакты
Войти Мы в соцсетях